• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Сотрудники ИКВИА и Школы лингвистики ВШЭ представили доклады на конференции, посвящённой новоарамейской диалектологии

Конференция «Neo-Aramaic Languages across Space and Time» (International conference on Neo-Aramaic dialectology) проходила в Уппсальском университете, Швеция, 5–7 октября 2018 года.

Доклад Сергея Лёзова (в соавторстве с сотрудником Православной Энциклопедии Евгением Барским) «Morphological Semantics of finite verb forms in Syriac and Modern Western Neo-Aramaic: a comparison» посвящён сопоставлению глагольных систем современного арамейского языка маалула и классического сирийского. Цель исследования — найти «недостающее звено» в той трансформации глагола в восточном арамейском, что прошла при переходе от среднеарамейского этапа к новому: исчезновение «старых» финитных форм qṭal и neqṭol и формирование «новых» форм на основе отглагольных имён qāṭel, qṭīl и qaṭṭīl. Эта трансформация (или, как назвал её израильский семитолог Гидеон Гольденберг, «арамейская морфологическая революция») лучше всего видна при сопоставлении классического сирийского с современным восточным арамейским языком туройо. Поскольку западная ветвь арамейских языков более архаична, глагольная система языка маалула занимает типологически промежуточное положение между классическим сирийским и туройо и потому является ценным источником информации об этом промежуточном этапе.

В рамках исследования были собраны количественные данные об употреблении форм перфекта (кодируемого в маалула рефлексами моделей qṭīl и qaṭṭīl) во всех 11 породах языка, а также был проведён анализ выбора той или иной модели для тех корней, где этот выбор не задан составом корня. Выяснилось, что у переходных корней перфект практически неизменно кодируется с помощью *qṭīl, в то время как перфект непереходных корней приблизительно в равном соотношении распределён по обеим моделям. Для объяснения этого нетривиального результата потребуется дальнейшее исследование.

В докладе Алексея Лявданского «Modal and propositional attitude verbs in Eastern Neo-Aramaic» рассматриваются формы настоящего времени глаголов со значениями «мочь», «хотеть» и «знать» в нескольких новоарамейских диалектах. Общим для этих глаголов является то, что дихотомия прогрессив/хабитуалис для них, в отличие от динамических глаголов, является нерелевантной. Поэтому экспоненты этих значений в новоарамейских диалектах с трудом предсказуемы. Их реализация зависит, во-первых, от наличия в инвентаре глагольных форм т.н. формы прогрессива ((bi)-qṭāla), а также от распределения индикативного показателя ki-(ʔ-), употребляющегося при инфекте (qāṭil). Таким образом, для этих глаголов существует несколько вариантов форм настоящего времени: 1) qāṭil, 2) ki-qāṭil, 3) bi-qṭāla. Кроме того, для значения «хотеть» в некоторых языках, включая туройо и северо-восточные диалекты горы Джуди, предусмотрена особая морфологическая стратегия, представляющая собой перифразу *(k)-it-b-e (IND-EXIST-PREP.LOC-POS.SUF.3M). Исследование демонстрирует, что глаголы со значениями «мочь», «хотеть» и «знать» являются источниками важных изоглосс, которые могут быть использованы при построении классификации северо-восточных новоарамейских языков.

Доклад Ивана Саркисова и Алексея Лявданского «Sociolinguistic situation of Neo-Aramaic languages in Georgia» посвящён описанию новоарамейских языков в Грузии. В феврале-марте 2017 г. авторы провели социолингвистическое исследование северовосточных христианских новоарамейских языков в Грузии. Работа проводилась в центральных и западных районах Грузии (Тбилиси, Дзвели Канда, Гардабани, Сенаки, Зугдиди). Было опрошено 24 информанта в возрасте от 14 до 83 лет. В Тбилиси ассирийское население включает носителей нескольких диалектов. В Гардабани преобладает диалект ботан, в Дзвели Канда – урмийский, а в Мегрелии (Сенаки и Зугдиди) распространены диалекты тал и тхума. Языковая ситуация в Мегрелии и Дзвели Канда отличается от таковой в Тбилиси и Гардабани. Если в Тбилиси и Гардабани языком второго выбора является русский, то в Мегрелии и Дзвели Канда – грузинский или мегрельский. В докладе предлагается объяснение причин использования русского языка среди ассирийцев Тбилиси и Гардабани.

В Тбилиси ассирийцы школьного возраста изучают литературный ассирийский язык в недавно открытой церковной школе. Поэтому в некоторых семьях они знают ассирийский язык лучше, чем их родители. Это создает некоторую перспективу для выживания новоарамейского языка в среде ассирийцев.

В ходе экспедиции также было обнаружено, что регион Западной Грузии представляет особый интерес с точки зрения перспектив полевой работы. Здесь распространены два говора – бедайре (диалект тал) и мазра (диалект тхума). Носители этих двух диалектов попали в Западную Грузию в начале 20-го века, мигрировав из региона Хаккяри (Восточная Турция) в Батуми, а оттуда распространились по другим городам Западной Грузии (Сенаки, Зугдиди, Зестафони, Кутаиси). Материал, записанный в Сенаки и Зугдиди (фольклорные тексты, опросы по лексическим анкетам), показал, что эти два угрожаемых идиома представляют интерес для науки и требуют более углубленного изучения.

Юлия Фурман представила на конференции постер «Infectum‑wa» of Stative and Property Verbs in Turoyo: Results of Corpus Study, в котором были обобщены результаты исследования парадигмальных ограничений стативных и качественных глаголов в языке туройо, а также значения членов глагольной парадигмы в плане прошедшего времени.

По способности образовывать члены парадигмы и по их значению стативные и качественные глаголы в туройо можно разделить на четыре группы:

– глаголы постоянного свойства;
– глаголы умственной деятельности;
– глаголы положения в пространстве;
– глаголы приобретенного свойства.

Программа конференции «Neo-Aramaic Languages across Space and Time» (International conference on Neo-Aramaic dialectology)