• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Лекция Ильи Смирнова «Китайская поэзия: понимание и перевод»

30 июня директор ИКВИА прочитал лекцию о трудностях, с которыми сталкиваются переводчик и читатель старинной китайской поэзии. Это выступление завершает цикл лекций «Путешествие на Восток: языки и литература» в рамках проекта «Университет, открытый городу: Вышка на ВДНХ».

Китайская классическая поэзия, возникнув в незапамятные времена, просуществовала три тысячелетия, постоянно обретая глубину и сложность, внешне оставаясь простой, даже незатейливой, как говорили знатоки, «пресной».

Когда первые китайские стихотворения стали известны в переводе за пределами Китая, европейцы сосредоточились на том поэтическом направлении, которое показалось им наиболее доступным пониманию – на пейзажной лирике. С тех пор многие продолжают судить об одной из древнейших поэтических традиций мира по специально отобранным стихотворениям, потворстовующим ожиданиям европейцев, знакомых с традиционными живописными свитками с их, опять-таки кажущейся, легкостью и прозрачностью, даже элементарностью.

Между тем и классическая поэзия и пейзажные свитки суть средоточие веками совершенствовавшегося символизма, типизации образов, обилия смыслов, которое в поэтике получило точное наименование хань сюй – таящееся накопление; каждый поэт что-то привносит в эту копилку, укрытую от взгляда профана за внешней простотой, но знаток поэзии получает наслаждение именно и только извлекая оттуда ассоциации, аллюзии, намеки, отсылки – из-за строки, из глубины стихотворения.

Поэтому столь сложной, практически невыполнимой задачей оказывается переложение старинной китайской поэзии на языки иных поэтических традиций, перенос ее образности в чужеродный культурный контекст. Если владеющий виртуозной стихотворной техникой поэт-переводчик вполне способен воспроизвести на своем языке формальные особенности  китайского стихотворения, то скрытые «за строкой» глубинные смыслы недоступны даже подробнейшему комментарию, могущему многое разъяснить, но начисто убивающему непосредственное поэтическое переживание.
 

О других лекциях цикла «Путешествие на Восток: языки и литература»:

Дмитрий Комиссаров: «Веды – у истоков индийской словесности»

Максим Алонцев: «Книга царей и Царь-книга: иранский эпос “Шах-наме” и его мифологические корни»

Леонид Коган: «Семитские народы Ближнего Востока: языки, история, культура»