• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Археологи ИКВИА Ирина Аржанцева и Генрих Херке об экспедиции в Джанкент

Археологические работы на городище Джанкент (Приаралье, Казахстан) составляют одно из важнейших направлений деятельности Центра античной и восточной археологии ИКВИА ВШЭ. Участники международной археологической экспедиции сотрудники Центра Ирина Аржанцева и Генрих Херке рассказывают о жизни и работе в летний экспедиционный сезон этого года.

Археологи ИКВИА Ирина Аржанцева и Генрих Херке об экспедиции в Джанкент

В этом сезоне (2019) мы приехали в Казахстан, в Восточное Приаралье, в конце июля, чтобы провести здесь на раскопках средневекового города Джанкента около семи недель. Мы копаем здесь, начиная с 2005 года практически каждый год, не считая 1–2‑х сезонов, когда нашей команде приходилось работать на других памятниках (на Пор‑Бажыне, например).

Последние два года наш проект финансирует Немецкий фонд (DFG). Проект называется «Trade, urbanization and state formation on the northern Silk Road: the early medieval town of Dzhankent (Aral Sea region, Kazakhstan)». Начиная с 2011 на Джанкенте мы широко применяем комплексные методы исследования. Вот и в этом году помимо археологов, архитекторов и реставраторов, в экспедиции работали геофизики, геоморфологи и почвоведы из МГУ и Института Географии РАН. Состав экспедиции интернациональный — русские, немцы, казахи.

В этом сезоне геофизики покрыли магнитной съемкой практически всю площадь памятника, сделали электротомографические разрезы на ключевых объектах (жилые кварталы, Цитадель, ворота и т.д.), сделали ортофотопанораму всего памятника, соединив данные, полученные с квадрокоптера и при наземной съемке тахеометром, и обработанные специальной программой. В результате мы получили уникальную высокоточную рельефную модель всего памятника со всеми планировочными особенностями, которые могли быть прослежены в рельефе.

Но самым, пожалуй, интересным в этом сезоне с точки зрения методики было применение (впервые на археологическом памятнике!) машинного бурения с целью определения мощности культурного слоя и забора образцов на датирование (по AMS). Всего было сделано 26 скважин по определённой схеме и получены и описаны керны из них. Бурение ручным буром применялось на нашем памятнике и ранее, но оно несравненно более трудоемкое и медленное. Таким образом в результате обработки материалов бурения мы получим карту мощности культурного слоя Джанкента на разных участках с датами этих слоев.

В этом сезоне велись, конечно, и классические археологические раскопки на ключевых объектах памятника: на Цитадели (Р6), на стыке северо‑восточного угла Цитадели и внешней северной стены (Р2), в жилом квартале шахристана 1 (Р8) и в жилом богатом квартале шахристана 2 (Р1). Сезон был богат на находки: это и керамика с богатым орнаментом, стеклянные изделия, изделия из медных сплавов и железа, бусы, монеты. Как всегда, очень много костей животных. Обработка и изучение костей животных — часть нашего большого проекта. Этим занимаются остеологи из Халле. Это удивительно, как много интересной информации можно получить, исследуя этот материал. Сейчас готовится к изданию работа о первом для этого региона и времени домашнем коте, скелет которого был найден возле жилища около Цитадели в надежно стратифицированном контексте. В честь нашего города мы назвали этого кота, неплохо жившего в IX веке, Джаником.

Из необычных для поселенческой средневековой археологии проектов хотелось бы отметить небольшой антропологический субпроект этого сезона. Магистрант антропологического отделения Департамента древностей и средневековья Тюбингенского университета Сандра Райненгхауз исследовала поздние захоронения, совершенные по мусульманскому обряду прямо на Цитадели. Такие погребения встречаются здесь в большом количестве. По принятой нами гипотезе мы предполагаем, что это жертвы «голощекинского» голода, случившегося в Казахстане в начале 30‑х гг. прошлого века.

Большое количество детей и подростков среди погребённых заставляет думать о какой‑то катастрофе. Для российской археологии, с ее традиционной специализацией, такие поздние погребения не представляют интереса и не являются отдельной темой для исследования. В западной же археологии в последнее время преобладает мнение, что археологией является все, попавшее так или иначе в землю. И неважно, когда именно — тысячу лет назад или пару десятков. Сандра изучала скелеты из поздних захоронений с целью определить условия жизни и причину смерти этих людей. Материал еще полностью не обработан, но результаты уже впечатляют.

Ну и конечно немаловажно то, что мы прожили вместе с нашей командой в экспедиции целых семь недель. Пережили и жару (45‑47 выше нуля, а на раскопе и до 50‑ти) и внезапный дождь, который здесь оборачивается настоящей катастрофой, и августовский звездопад и много чего еще. Своей археологической базы в ауле Уркендеу (за последний год переименованном в Джанкент в честь наших успехов) у нас, к сожалению, нет. Мы снимаем частный дом, и поэтому каждый сезон погружаемся в удивительную этнографию, наблюдая такую повседневную жизнь, какой никогда не увидим в наших городах. Словами сложно описать то, что лучше всего передает фотография и рисунок.

В октябре‑ноябре в нашем Центре мы хотим устроить выставку «Этнография глазами археологов или повседневная жизнь экспедиции», где будут представлены рисунки наших профессиональных и не очень художников и наши фотографии. Приходите и вы увидите, как прекрасен Казахстан, даже несмотря на жару и пыль.

Если вы не боитесь жары и пыльных бурь, мы ждем вас на Джанкенте!


Центр античной и восточной археологии

Аржанцева Ирина Аркадьевна

Центр античной и восточной археологии ИКВИА: Доцент

Херке Генрих

Центр античной и восточной археологии ИКВИА: Профессор