• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Борис Александров об экономике старости в Сирии позднебронзового века

В.н.с. ИКВИА выступил на конференции «Экономическая история античности в мировой историографии», прошедшей в МГУ и посвященной памяти выдающегося антиковеда, специалиста по экономической истории Рима В.И.Кузищина (1930–2013).

Старость как социальный и экономический феномен представляет собой перспективное поле исследования, к освоению которого наука о древнем Ближнем Востоке приступила относительно недавно.

Клинописные архивы из сирийских центров периода поздней бронзы (XV–XII вв. до н.э.) сохранили значительное количество текстов, проливающих свет на способы материального обеспечения старых людей. Особую ценность имеют частноправовые документы, более 100 завещаний и усыновлений, из города Эмар (совр. Телль-Мескене) на Среднем Евфрате, датируемые XIV–XIII вв. до н.э. Как и в других социумах архаики, в Эмаре отсутствовала система государственной поддержки старых. Благотворительность также не играла существенной роли в их обеспечении. Старым людям приходилось рассчитывать на собственные активы, полученные по наследству или приобретенные в результате хозяйственной деятельности. Наибольшую ценность среди этих активов имела недвижимость. Основное бремя повседневной заботы о старых людях ложилось на их ближайших родственников.

Однако документы из Эмара показывают, что могли применяться и альтернативные стратегии. Например, уход за патриархом возлагался на рабов, которым взамен гарантировалась свобода после его смерти. В аналогичной роли могли выступать должники, которые зачастую принимались в семью в качестве усыновленных и женились на дочерях или рабынях кредитора. Также засвидетельствованы и обратные случаи, когда заботу о пожилых, включая выплату их долгов, брали на себя состоятельные люди со стороны. Основным стимулом для них была перспектива получить наследство. Их статус наследника закреплялся особым правовым актом, содержавшим клаузы об усыновлении.

Такого рода квазиусыновления хорошо засвидетельствованы материалами других архивов того же периода, в частности, архивами Нузи, где подобная практика приобрела особенно широкий размах и служила средством для консолидации земельных владений элиты. Однако в Эмаре квазиусыновления богатых носили, по всей видимости, единичный характер. Большое внимание в завещаниях уделяется судьбе жены завещателя. Чтобы гарантировать жене достойную старость, муж прибегал к особой юридической конструкции, наделявшей ее статусом главы домохозяйства после его смерти (согласно терминологии источников, такая жена становилась «отцом и матерью дома»). Это позволяло сохранить домохозяйство неразделенным, и дети умершего патриарха должны были заботиться о его жене, своей матери или мачехе, до конца ее дней. Только выполнив это условие, они получали право на свою долю наследства.

Экономическая история античности_программа_2018.pdf


востоковедение: ИКВИА НИУ ВШЭ