• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Религиозная легитимация в Византии

11 мая состоялся шестой семинар по теме «Религия и власть», проходивший в рамках проекта «Религии мира: традиции и тексты». В своем докладе профессор ИКВИА С.А. Иванов рассказал о сакральности светской власти в разные периоды истории Византии, внимательно анализируя письменные источники, данные археологии и памятники изобразительного искусства.

Император Лев VI простирается перед Христом Пантократором. Мозаика собора св. Софии

Император Лев VI простирается перед Христом Пантократором. Мозаика собора св. Софии
Public domain

Когда восточная империя становится христианской, легитимация власти императора во многом следует дохристианским моделям. Важнейшим измерением власти правителя остается его военный статус триумфатора, сам титул imperātor происходит из воинского обихода. Военная легитимация долгое время превалирует на религиозной, а коронация сохраняет гражданский характер.

Придворные писатели различным образом пытаются усвоить царской власти божественное измерение, но духовенство и епископат постоянно обличают императора. Череда конфликтов с духовными лидерами проходит нитью сквозь всю истории Византии. Император созывает церковные Соборы и называться священником, но он же многократно обличается за попытки  узурпировать то, что светской власти не должно подчиняться. Расхожее представление о “симфонии” гражданской и духовной власти остается метафорой, которая никогда не раскрывается полностью. Попытки строгого нормирования прав и функций двух ветвей власти неизбежно приводят к раздорам и скандалам. 

Начиная с XI в. византийские императоры все больше стремятся сделать опорой своей власти божественные законы. Династический принцип окончательно определяет передачу власти, старый обряд коронации дополняется заимствованным с Запада миропомазанием. Но коронационный церемониал сохраняет элемент двойственности: восходящему на трон подносят кости и гробы, напоминая о тленности его правления.

Император всегда носит при себе Акакию - мешочек с прахом, а пред взором всякого входящего в Софию предстает символ униженной власти: на мозаике над главными вратами из нартекса в неф, тот, пред которым преклоняется вся империя, сам простирается перед троном Христа.

За докладом последовала часовая дискуссия, в ходе которой участники и гости семинара обсудили ряд интригующих вопросов, связанных не только с изложенными в докладе историческими реалиями, но и с философской проблемой того, в какой мере идеологические установки преломляются в жизни и определяют течение истории.

Видеозапись выступления

Религия и власть

ВАО: Антиковедение